телефон: +7 (495) 720-75-13 WhatsAppэл.почта: b@lkizov.ru
Отзывы

Интервью доктора Балкизова

Интервью доктора Балкизова

Кажется, что у Вячеслава Валерьевича нет ни минуты свободного времени. Только что проведена одна операция (увеличение груди), через пару часов уже следующая (эндоскопический лифтинг лица). В этом промежутке нужно осмотреть пациентку, дать важные указания постовым медсестрам, а где-то между этими делами — немного рассказать о себе и своей работе...

— Вячеслав Валерьевич, у вас, похоже, даже перерывов в работе нет. Сколько операций в день вы проводите?

— Обычно 3-4, и я очень этому рад. Есть клиники, где специалисты делают в лучшем случае 1-2 операции в неделю. В этом смысле я очень доволен, что работаю в клинике «МераМед» — здесь, благодаря постоянной практике, я как пластический хирург имею возможность день ото дня совершенствовать свои профессиональные навыки. А чем выше профессионализм врача, чем богаче его опыт, тем лучше — прежде всего для его пациентов.

— На выполнении каких операций Вы специализируетесь?

— В первую очередь, это операции на молочных железах различного характера (увеличение, подтяжка). Также я занимаюсь пластикой век (блефаропластикой), абдоминопластикой, эндоскопическим лифтингом.

— Скажите, а кто чаще всего обращается к Вам за помощью?

— Традиционно большинство обращающихся — это женщины, их примерно 80%, и процентов двадцать — это мужчины, причем год от года их приходит все больше.

Причины, по которым обращаются пациентки — это неудовлетворенность формой или размером груди: в основном ее хотят увеличить (порядка 70-80% женщин), подтянуть (около 15%) или уменьшить (5%). Помимо этого, часто обращаются с просьбами «убрать» избытки кожи, нависания и грыжи в области нижних век, сгладить возрастные изменения лица. Основной возраст наших пациенток — от 20-30 до 50 лет.

Мужчины же в основном обращаются с жалобами на избыточный вес, локальные жировые отложения в области живота и боков.

— Насколько эффективно вам удается решать эти и другие подобные проблемы?

— Достаточно эффективно. Мы активно используем все последние наработки и достижения в области пластической хирургии, благодаря чему нам удается добиться максимального эффекта в работе. Например, при пластике молочных желез мы используем новейшие модификации этого вида вмешательства — проводим эндоскопическую пластику молочных желез. То есть мы используем не стандартный, «общепринятый» большинством пластических хирургов доступ, а осуществляем более тонкий подход: формируем карман для имплантанта эндоскопически, то есть без лишних разрезов и через подмышечную область. Эта методика гораздо более щадящая, она позволяет мобилизовать внутренние крепления большой грудной мышцы, что приводит к более естественному расположению имплантанта — а значит, грудь выглядит более естественно и красиво.

Кроме того, одним из недостатков «обычной» маммопластики является так называемая латерализация — когда молочные железы после операции как бы слегка «отодвигаются» друг от друга. Наша хирургическая тактика позволяет избежать этой ситуации в послеоперационном периоде, и расстояние между молочными железами остается небольшим, естественным.

Также в ходе операций мы часто используем комбинацию из различных методик, благодаря чему заранее предотвращаем опущение (птоз) молочных желез с течением времени. То есть в каком-то смысле за одну операцию сразу и увеличиваем грудь, и подтягиваем ее.

— Проводите ли Вы операции липосакции?

— Да, конечно. Хотя я лично стараюсь осуществлять эту операцию у пациентов с локализованными (в каких-то частях тела), а не генерализованными (по всему телу) жировыми отложениями. Кроме того, нами выполняются различные варианты липофилинга, в том числе и на лице, когда путем введения в соответствующие области собственного «очищенного» жира можно устранить морщины и восполнить недостающие объемы, добиваясь эффекта, который не смогут дать другие пластические операции.

Липосакции можно применять не только у женщин, но и у мужчин — например, при гинекомастии (выраженных молочных железах), благодаря чему можно достаточно легко устранить этот дефект.

— Еще вы говорили, что занимаетесь пластикой век...

— Да, мы выполняем блефаропластику нижних век по оригинальным методикам, технология которых позволяет не травмировать круговую мышцу глаза. Очень часто «стандартная» блефаропластика приводит к такому распространенному осложнению, как склеральное обнажение, или, как ее называют в народе, «круглый глаз». Если круговая мышца глаза в ходе обычной операции повреждается, то она слабеет, и склера обнажается. Причем этот процесс развивается не сразу, а через 1-1,5 года после операции, и пациент не сразу это замечает. Наша методика позволяет через доступ со стороны слизистой глаза устранять грыжи, а избытки кожи удалять только наружным доступом, не травмируя при этом мышцу. Это щадящая методика, она позволяет пациенту быстрее пройти этап реабилитации и получить более качественный и стойкий результат без осложнений.

— Подключаются ли в процессе лечения, в послеперационном периоде, какие-либо смежные специалисты?

— Безусловно. У нас очень хорошее отделение реабилитологии, где пациентам уже на ранних послеоперационных этапах проводятся физиотерапевтические процедуры. Иными словами, процесс восстановления проводится комплексно: хирургам в работе помогают врачи-косметологи, реабилитологи, физиотерапевты; создаются комплексные программы, помогающие пациенту достичь выздоровления в максимально короткие сроки и дающие стойкий результат.

— А бывают ли ситуации, когда пациенту, на Ваш взгляд, не нужно делать операцию?

— В тех случаях, когда пациенту не показана пластическая операция, мы не оставляем его с проблемой один на один, а в силу возможностей помогаем — совместно с другими специалистами подбираем подходящую для него программу лечения, включающую в себя иные терапевтические методы. Например, обращается пациент с избыточным весом, но если его основная проблема — это не коррекция фигуры, а лишний вес, и мы после беседы и осмотра понимаем, что здесь липосакция не даст большого эффекта, то стараемся подобрать метод лечения с учетом специфики пациента. Например, предлагаем ему установку внутрижелудочного баллона или наложение специального кольца на желудок, который позволяет уменьшить объем потребляемой пищи, за счет чего избыточный вес значительно снизится. То есть мы стараемся найти тот метод лечения, который будет показан каждому конкретному пациенту.

После выбора предполагаемой тактики лечения пациент вместе с врачом обсуждают, каким способом из всех возможных лучше решить его проблему, и выбирают наиболее подходящую схему лечения... То есть пациент принимает непосредственное участие в лечебном процессе — а это значит, что и результат такого лечения будет гораздо выше.

— Наверное, нужно долго учиться, чтобы стать профессионалом в пластической хирургии?

— Безусловно, учиться нужно. Тем более, что профессия врача предполагает постоянное обучение и практику. Я окончил медицинский институт по специальности «лечебное дело», прошел специализацию по пластической хирургии на кафедре косметологии и реконструктивно-восстановительной хирургии, защитил диссертацию по аутотрансплантации тканей лица в пластической хирургии. Участвую в различных конференциях, симпозиумах по своей специальности — и как докладчик, и как слушатель. Проходил стажировку по пластической хирургии в Бразилии. Кандидат медицинских наук. А последние 2 года работаю в клинике «МераМед».

— Скажите, а чем вас привлекла специальность пластического хирурга?

— Основной побуждающий момент для любого хирурга — повысить качество жизни своих пациентов. Ведь достаточно часто мы занимаемся не только лечением конкретной проблемы пациента, но еще и устраняем различные психосоматические дисгармонии, которые возникли в душе человека, который в той или иной степени недоволен своей внешностью. Исправляя внешность, мы не только на физическом, но и на психологическом уровне стараемся улучшить внутреннюю самооценку пациента, повысить его жизненный статус. Наша цель — помочь решить проблемы пациентов с помощью самых современных и высокотехнологичных методик, которые на сегодняшний день существуют. В этом я вижу суть нашей профессии. А наша самая большая радость — это довольные пациенты, ради которых мы и работаем.